Глеб Морев (kritmassa) wrote,
Глеб Морев
kritmassa

Русофобия, или 20 лет спустя

Лето мы проводим в Абрамцеве, среди академических дач.

Сегодня пошли с Гришей на клумбу - так называют тут детскую площадку.
Пока Гр. играл с другими детьми в песочнице, я сидел на скамейке и, как у Хармса, смотрел на зеленые деревья.

На скамейку напротив тяжело опустилась пожилая пара - высокий старик с раскладной палкой-табуреточкой, как на поздних фотографиях Льва Толстого, и его небольшого роста старушка-жена, ярко крашеная брюнетка.

Они короткими отрезками, от привала к привалу, двигались по поселку академиков, гуляя, и вот очередной раз присели передохнуть у песочницы.

Там возились мой Гришка, сын Жени Лавут Саня, какая-то еще еврейская девочка; тут же сидел я.

Старик то закрывал подолгу глаза и сидел не двигаясь, то как-то безчувственно, механически переводил глаза с детей на меня, обратно; опять закрывал.

Это был Игорь Ростиславович Шафаревич, я узнал его, отчасти по фотографиям, отчасти оттого, что накануне Н.М.Леонтович-Левина упомянула о том, что он купил дом по соседству с поселком.

Потом мне позвонили, я отвлекся на разговор и когда минут через пятнадцать мы с Гришкой шли к дому, заметил, что Шафаревич бессильно присел на своей толстовской палке-табуреточке впереди, буквально посреди дороги, метров пятьдесят не доковыляв до ворот поселка. Его маленькая жена стояла сзади, сгорбившись и положив руки ему на плечи.

Не дойдя до них, мы повернули за угол к дому.
Tags: Текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments