Глеб Морев (kritmassa) wrote,
Глеб Морев
kritmassa

Category:

Итоги

Состоявшаяся и даже идущая кое-где до сих пор дискуссия о текстах Виктора Топорова оказалась полезна одним: были внятно обозначены представления литературного сообщества о допустимом и недопустимом в критике.

Вадим Левенталь высказался в том духе, что Топоров большой мастер, т.к. "балансирует на грани", нигде ее не переходя. К тому же он персонифицирует нелицеприятную, некоррумпированную дружбой и приятельством, литературную критику, что такая редкость в том обществе взаимного восхищения, какое представляет собой, по Левенталю, наше литсообщество. Вадиму вторит Галина Юзефович. Ей, правда, Топоров ужасно неприятен, но приходится себя пересиливать - "отшелушивать брань и грубости". В отшелушенном же виде - перед Юзефович предстает уникальный автор, способный на такую яркую любовь или ненависть, на какую не способен никто из наших анемичных, "не холодных и не горячих", современников.

(Заметим, что то же самое, в сущности, утверждал ранее и Дмитрий Бавильский. У него, впрочем, были и более прихотливые идеи об игре Топорова с "медийными образами" и пр., но они высказывались в подзамочной записи и при попытке обсуждения их вслух автор очень застеснялся. Как, кстати, застеснялся и сейчас, отказавшись от своего постоянного сотрудника и делегировав всю ответственность за появление его текстов формальному редактору рубрики. Поэтому его в расчет брать на всякий случай не будем.)

Страстность и борьба с коррупцией дружбы и обществом взаимного восхищения - это очень хорошо и интересно. Об этом можно долго рассуждать, а на Опенспейсе этой проблеме был даже посвящен специальный блок материалов, в том числе отличный текст Льва Данилкина.

Но как-то не получается. Потому что вы говорите о "балансировании на грани" и о "резкой, бескомпромиссной критике", но я-то помню, как увидел имя лежавшего тогда в коме Василия Аксенова в специально изобретенной Топоровым "для итогов года" номинации - "полуживой классик". И я думаю, неужели Галина Юзефович продолжала бы говорить о том, что здесь, конечно, Топорову "изменили вкус и мера", но, "в целом он персонаж нужный и полезный", если бы этот "полуживой классик" относился не к покойному Аксенову, а - не дай Бог - к ее отцу, писателю Юзефовичу? Или все-таки такая горячность и страстность показались бы ей чрезмерными?

Сегодня я читаю первую строку новейшего опуса Топорова: "Пусть о Татьяне Москвиной напишет кто-нибудь иной из наших жирных фриков: допустим, Дима Быков…"

Вадим Левенталь, вам все еще продолжает казаться, что идет искусное балансирование на грани? Вы по-прежнему полагаете, что "жирный фрик" (пусть и в стихотворной пародии) это хорошая альтернатива так надоевшим вам критическим комплиментам?

Я не ценю позднее творчество Аксенова и совсем не поклонник Быкова - и готов приветствовать любую их резкую критику (а резкую критику Быкова и сам публиковал в "Критической Массе"). Виноват - не любую: такую критику я публиковать не готов. Такую критику я не готов признать имеющей право на существование. А коли она существует - я не готов признать за ней право называться критикой и располагаться в публичном пространстве. В специальной зоне, маркированной как опасная, - да, пожалуйста.

Исторически сложилось однако, что в нашей печати нет специальных вольеров для инфицированных авторов. Издание, публикующее такую критику - публикует ее наравне с другими материалами, игнорируя ее особый статус, если угодно, нарушая карантин. Нарушение карантина ведет к неизбежному инфицированию всего издания.

Есть известная фраза Ахматовой про "добрые нравы литературы". "Добрые нравы литературы" - не значит "добренькие". Добрые нравы литературы имеют в виду и полемику, и критику, вплоть до резчайшей. Они не имеют в виду мордобоя и плевков, пасквилей и уличных дразнилок.

Когда-то Цветаева написала статью "Цветник", где цитировала критику нелюбимого ею Адамовича, как примеры непозволительных суждений о поэзии. Из текстов Топорова, как все прекрасно понимают, составить такой "цветник" будет несложно. Но много чести. Даже двух приведенных мною примеров достаточно.

Мне достаточно. И я хочу понять - а Галине Юзефович, Вадиму Левенталю и другим защитникам Топорова - нет? Нужны еще? Или даже в любом количестве всё это для них - в нынешнем порядке вещей и они не считают это опасной инфекцией?

Если да - ОК, у меня больше не будет вопросов. Зато будет хороший материал для будущего вирусолога культуры.
Tags: Текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →