Глеб Морев (kritmassa) wrote,
Глеб Морев
kritmassa

Categories:

Лимонову 67. "Элегия" и другие его стихотворения 1967-2003 годов

ЭЛЕГИЯ

Я люблю живую капусту
Очень высокого роста
Люблю видеть Валентину Павловну
Выходящую из дома утром

Тихую мечтательную зелень
С кислым тургеневским оттенком
Перемежающуюся девушками немного
Розовыми платьями мелькая

Жизнь размеренную без бега без шума
Последнюю книгу с заломленной страницей
Слегка духами подмазанную маму
Она щебечет словно птица

Белый столик на нем яркий завтрак
Из помидоров. яишницы. молока
Протянутую в воздухе руку
Это моя собственная рука

***

Пятница. Ничего нет
последняя скотина с последним дедом
занята скудным обедом
на краю холодного холма

Низкая небесная тьма

Тропинки по которым летом ходили
Люди. собаки. ежи
Завалены листьями скользкими

И только глухой ненасытный дед
Дает последний обед

А земля вольная пустая бессмысленная
Нечего ей предложить купить
И небо такое
Словно вот-вот появится
неземная девочка в белом платьице

Пятница.


***
Ты любил березки из родного края
Ты любил машину на горе
Воду подымала воду опускала
Листьями заброшено поле в сентябре

Поступил в отделе темных кадров
на работу в городок и там
просидел на почте письма разбирая
целых тридцать лет притом

Выйдешь после службы
уже заходит солнце
Возле тихих лавочек метется сор
красные травинки продолжая нюхать
ты в мундире движешься через двор

***
Ах родная, родная земля
Я скажу тебе русское - "бля"
До чего в тебе много иных
молодых и нагих

Так зачем же тебе я - урод
народившийся из темных вод
подколодных ночных берегов
городов

Так зачем я тебе от стены
Где всегда раздвигали штаны
Где воняет безмерно мочой
Так зачем я тебе городской

Краснощеких возьми деревень
У них поросль растет каждый день
Я зачем тебе с тонким лицом
Со здоровым возись подлецом

Отвечает родная земля
- Ты назад забери свое "бля"
Только ты мне и нужен один
Ты специально для этих равнин

Ты и сделан для этой беды
для моей для травы-лебеды
И для шепота ржавых ножей
Я ищу бедной груди твоей

Но за службу такую плачу
Твое имя свиваю в свечу

и горит же она все горит
тебя всякий из русских простит

И поймет все поймет
шапку снимет и слезы прольет


***
Мухи летают и летают фразы
Вечер продвигается но не весь сразу

Брат улыбается. тихо помидор ест
а сестра качается. а в сестре задор есть

А сестра поет песенку неведомую русскую
очень несчастливую - то широкую то узкую

Говорится в этой песенке настоящими словами
как любил один одну. и друг друга целовали

А вечер замедленно в России происходит
Брат поднимается и через дверь выходит

А сестра растрогана своим собственным пением
слеза покатилася. мешается с зрением

За ней другая катится. и мокрое пятно
Уже на белом платьице. Да это все равно!

Ведь никто и не любит-то и городок маленький
и книжки все печальные. а в октябре - валенки


***
Наши национальные подвиги.
гонят немцев на их родину
сорок четвертый год подгоняет. бьет танками
и русскими солдатами по хребту
немецкого зверя.

Сорок четвертый год храброй загорелой рукой
схватив множество танковых армий за дула
бьет немецкого сержанта
который съежился и меньше стал

Зацветает пышное лето
и шумят полуосвобожденные страны
торчат руины из национальных костюмов

Русский с другими братьями
стоит рядом принимая героические позы
То выдвинет подбородок
то грозно сверкнет очами
то добродушно обнимет белоруса

и все это на фоне колыхающихся знамен

с территории России свозят в одну кучу
железный лом

мне Лимонову один год


***
Геринг даёт пресс-конференцию в душном мае
Победившим державам
Чьи корреспонденты гордо выпытывают его

В маршальской фуражке
В кресле поставленном прямо в траву
Ботинки у Геринга в траве утонули
Тяжёлый микрофон старого стиля стоит на низком столе

Буйствует зелень на заднем плане
Ломит и прёт уже побеждая войну
Горячо и жарко
И Геринг держится грустно
Победоносные прошлые лета
Стучат сапогами в его голове
(А также любовницы, жёны и ветви цветов и деревьев
Июли и августы и на оленей охоты)…

Упрячут опять от зелени в тёмный угол
Геринг не Геринг…
…………………………………………………
Стоят офицеры, сидят.
Иные в касках. Другие в фуражках
Третьи подставили волосы ветру
Военные корреспонденты - грубые как слоны

Что они понимают
Что мы не понимаем
Простите меня за вмешательство - маршал покойный Геринг
Однако я менее склонен сочувствовать голым трупам
Из другой фотографии - рядом в газете "Пост"
Чем Вам - мяснику. негодяю. эсэсовцу. наци.
Чем Вам - маршал Геринг
Который как будто причина второй фотографии
(Я имею в виду голые трупы)
……………………………………
Хорошо вот так вот
Войну проигравши
Сесть в старом кресле
Ботинки воткнуть в траву
Отвечать им негромко - корреспондентам
Устало как после работ землекопных
В мундире в шитье в этой Вашей Герман фуражке…
Ну удавят - удавят
Зато как по Европе шагали…
На том свете наверное пахнет мышами
А погодка-то маршал ух как хороша хороша…
…………………………………….
И думаю пахнут духами и потом слегка
Подмышки немецко-австрийских женщин
И возле Дуная и Рейна
Цветут разлохматясь цветы


***
В мире простом украинских хат
Был неземной закат
В состав заката входили тогда
Прожитые теперь года

Казалось умру. И не встать вполне
И было пятнадцать мне
И если ствол дерева или угол дома
Или куст шиповника возникал
То он провинцией насекомой
А значит жизнью вонял

Я тогда называл свою маму дурой
С отцом ни полслова не говорил
Я был ворюгой. Дружил с физкультурой
И Блока читал. И винищу пил.

***
У Есенина Сереженьки
В земле рученьки и ноженьки
И зарытые и черные
Землей хмурой промоченные

Но лежит он на Ваганькове
Вместе с Катьками и Ваньками
Вместе с Олями и Танями
Под березами-геранями

Не лежать же там Лимонову
Блудну сыну ветрогонову
А лежать ему в Америке
Не под деревцем. Не в скверике

А на асфальтовом квадратике
В стране хладной математики


***
Насте

Когда-нибудь, надеюсь, в ближайшем же году
Я к маленькому панку с улыбкой подойду

Долго мы не виделись, товарищ панк,
Пойдемте, погуляем (не против?) в зоопарк.

Там умные пингвины и лица обезьян
Там ходит волк красивый, как красный партизан

Что-то Вы невеселы товарищ панк
Для маленькой прогулки не взять ли нам танк?

И эта чудо-девочка, с прекрасной из гримас
Мне скажет: «Волк тюремный! О, как люблю я Вас!
Я просто молчалива. Я вовсе не грустна.
Все классно и красиво!» — так скажет мне она.

Где плещутся в бассейнах тюлень гиппопотам
На танке мы подъедем к мороженным рядам

Мы купим сорок пачек ванили с эскимо
От зависти заплачут, те кто пройдет мимо
Tags: Архивное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments