Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Из портфеля "Критической Массы", 4: Леонид Шваб об Александре Шарыпове

В последнем, невышедшем, номере "КМ" я планировал дать подборку об Александре Шарыпове (1959-1997), замечательном прозаике, авторе одного знаменитого текста - рассказа "Клопы", который теперь исполняет, например, А. Гордон.

Леонид Шваб написал небольшой текст о нем.

В приложении - рассказ Шарыпова из книги "Убийство Коха", выпущенной во Владимире в 2001 году тиражом 500 экз.

Однажды зимой или летом
Леонид Шваб / Иерусалим

Мы родились с ним в один день. Выяснилось это случайно, в беседе, и я, человек недоверчивый, попросил показать паспорт. Документ был предъявлен незамедлительно, и я прочитал вслух: «24 ноября 1959 г.». Саша был старше меня на два года.
Позже, он не без удовольствия сообщал мне, что в тот же день родились Спиноза, Альфред Шнитке и другие замечательные люди.

В зимний воскресный день (какой это был год? 86-й, 87-й? да и зимой ли?) я трясся в пригородном автобусе. Я ехал к Саше без приглашения. Накануне мы обменялись рукописями. Мы были серьезны, знакомиться так знакомиться.
Collapse )


Дневник ленинградки - Пушкин (Царское Село), 1941


18 сентября.
Немецкие самолеты сбрасывали пропагандные листовки. Мы одну подобрали. Какое убожество, глупость и подлость. А, главное, бездарность. «Морда просит кирпича». «Бей жида-политрука» и пр. И какой вульгарный и исковерканый язык. И не только на нас интеллигентов они произвели кошмарное впечатление. У всех настроение как перед смертью. Неужели же мы и здесь ошиблись и немцы то же самое, что о них говорит советская пропаганда... Иванов-Разумник высказал предположение, что это большевики, чтобы скомпрометировать немцев, под их марку выпустили листовки. Мы вздохнули с облегчением и опять стали надеяться на лучшее...

19 сентября.
Свершилось. ПРИШЛИ НЕМЦЫ! Сначала было трудно поверить. Вылезли мы из щели и видим идут два настоящих немецких солдата. Все бросились к ним... Бабы немедленно нырнули в щель и принесли немцам конфеты, кусочки сахара, белые сухари. Все свои сокровища, которые сами не решались есть, а вот солдатам принесли. Немцы, по-видимому, были очень растеряны, но никакой агрессии не проявляли. Спросили, где бы умыться... И вообще, наше «завоевание» произошло как-то совсем незаметно и неэффектно. Даже немного обидно: ждали, волновались, исходили смертным страхом и надеждами и пришел какой-то немец с разбитым куриным яйцом в руке, и яйцо для него имело гораздо большее значение, чем все мы с нашими переживаниями. Мы даже слегка надулись на немцев. И все же КРАСНЫХ НЕТ! СВОБОДА!


По ссылке у Валеры Шубинского

Из архивной папки. Дневник Тинякова, 5

14 июля 1930 г.

12 июля К. М. Аксенов дал мне 145 экз. “Треуг<ольника>“. Уплатил ему 3 р., продать же могу (если же себе оставлю 15 экз.) на 36 р. Но продать трудно, п<отому> что мелочи нет и ходить по пивным бесполезно.
Все последние дни были заняты 16<-м> съездом большевиков. Грузинский дьяволодурак еще раз поставил на колени Рыкова и Томского и мимоходом давнул Крупскую. Молчал только Бухарин, но возможно, что на вчерашнем заключ<ительном> заседании и он растянулся на брюхе перед “дивной жопой Кавказа”. Эти “правые”, конечно, тоже сволочи, но они все-таки понимают то, что надо же населению хоть что-нибудь жрать. Сталин же и его подручные обрекли на голодную смерть десятки миллионов людей и не поперхнулись. Им бы только самим лопать до отвала, распутничать (Калинин) и властвовать над всеми и всеми помыкать.
Умерли за это время Конан-Дойль и П. Сергеенко. Конан-Дойлем я увлекался еще в гимназические годы, да и позже; помню с каким увлечением читал его “Знак 4-х” в 1904 г. в Вильне на вокзале. Книжку Сергеенко о Л. Толстом я прочитал тоже мальчишкой — в 1899 г., когда вышло ее 1-ое издание . <...>
Сегодня болит голова и пугает предстоящий день отсутствием у публики “мелочи”. Да и, кроме того, по-видимому начинают забирать нищих и отправлять их в “трудовые колонии”, т. е. в могилы для живых.

24 июля <1930>.

14-го вечером к жене пришла старуха, которая в 1923 г. сватала ее за Кузнецова. Я устроил скандал и опять начал пьянствовать. 17-го июля в день поминок дедушки Макс<има> Ал<ександровича> — я привел из пивной каких-то незнакомцев, — мужчину и женщину. К этому почему-то придрался жилец Иванов, незнакомца отправил в милицию, а на меня подали жалобу в жактовский суд, что грозит мне, конечно, большими неприятностями, а, б<ыть> м<ожет>, и выселением. — В городе голодовка и эпидемия брюшного тифа. Устал я до крайности.
____________________________________

Буду признателен коллегам за помощь в комментировании записи от 14 июля - слухи о Калинине и коллизии XVI съезда (критика Крупской).