Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Мемуары "Мегаполиса": Валентина Толкунова

Олег Нестеров: К разговору о мифах, цикличности и Эдуарде Хиле расскажу одну историю. 1991 год. Мы задумываем наш третий альбом «Пестрые ветерочки»: постполитика, постминор, многие песни написаны сербским поэтом-гением Васко Попо. И я понимаю, что мне почему-то не хочется петь песни самому, не получается. Пусть поет старая гвардия. Я не могу прочесть совок как «Лукоморье», а голос эпохи, Лев Валерианович Лещенко, сможет! Делаю предложение – не отказывается. Была у меня песня «Семена», которую бы прекрасно исполнил Полад Бюль-Бюль Оглы – я на него уже даже нашел выход, как он стал министром культуры Айзербайджана.

Еще у меня была песня «Белка и Стрелка», ее должен был исполнять дуэт Сенчиной и Толкуновой. Они должны были быть в брючных костюмах, на платформах, у каждой в руках по йоркширскому терьеру (Белка и Стрелка). Мы собирались снимать клип, после Лещенко нам ничего не было страшно. Поговорили с Сенчиной и Толкуновой – обе дали добро. А Валентину Васильевну мы даже записали. Она мне все время говорила: «Олег, ну дирижируйте ауфтакт» – она никак не могла вовремя вступить (смеется).




Только мы собрались снимать клип, как нам говорят, что Толкунова и Сенчина друг к другу не очень хорошо относятся. Мы понимаем, что должны снимать по отдельности и до конца держать историю в тайне. А была тогда такая фирма «Партия», торговавшая электроникой. Я случайно познакомился с ее владельцем Сашей Минеевым – тогда было модно, чтобы фирмы давали артистам деньги на клипы. Прихожу к Минееву в офис, говорю, у меня есть идея, объясняю: Сенчина, Толкунова, Белка и Стрелка, йоркширские терьеры... вот, песню послушай. Он слушает и говорит: «Всё, делаем!» Нажимает селектор: бухгалтера ко мне! Сколько тебе нужно? Ну, говорю, пятерки хватит. Сейчас будет. Через секунду из селектора: бухгалтер уехала в банк! Минеев говорит: «Приезжаешь завтра в десять ко мне, получаешь деньги. Делаем – всё будет круто!» Приезжаю на следующий день: Минеев в Австрии, и две недели его не будет. Через две недели вся эта история ушла в песок, и Сенчину мы так и не записали. Очень жаль.

http://www.openspace.ru/music_modern/events/details/17502/page1/

Пиздец продолжается

1 февраля 2010 года наш герой шел домой из магазина "Монетка", прилично одетый, абсолютно трезвый и в хорошем расположении духа. На пересечении Степана Разина - Щорса (это возле южного автовокзала) к нему подошел человек в форме сотрудника милиции. Не представившись, в нарешение должностных инструкций он потребовал у профессора Белоглазова предъявить документы. Документов у профессора при себе не было; и сотрудник милиции посредством нецензурной брани потребовал профессору следовать за ним. Сергей Григорьевич Белоглазов не привык к такому обращению, и спросил, на каком основании его задерживают. Услышав этот вопрос, сотрудник милиции ударом сбил профессора Белоглазова с ног; после чего стал его бить ногами по спине и по голове, приговаривая "Никакой Нургалиев тебе не поможет, сука". В процессе избиения сотрудник милиции спрашивал у своей жертсвы, кто он такой. Белоглазов сказал что профессор консерватории.

"Композитор? значит пидор! а пидоров мы мочим", радостно сообщил милиционер, продолжая бить.

Одним из ударов сотрудник милиции попал Белоглазову по локтю, после чего у него потеряла чувствительность рука и он не может играть на рояле (а профессор он кафедры специального фортепиано УГК, за свою карьеру воспитавший не один десяток талантливых пианистов). Также он получил несколько гематом на голове, ушибы и ссадины.
http://viper-ns.livejournal.com/52886.html

(no subject)

(no subject)


Последние карьерные шаги Хворостовского свидетельствуют об очевидной социальной и художественной дезориентации. Так бывает, когда часто приходиться менять далекие часовые (а в случае Хворостовского — еще и ментальные) пояса. Вдобавок ко всему — то ли возрастные, то ли психологические проблемы с голосом. Недавний кроссовер-проект с Игорем Крутым — заведомо провальная, с точки зрения имиджа, попытка сыграть по правилам западной оперы в России. Анне Софи фон Оттер дозволительно перепевать песни ABBA, а Лучано Паваротти — выступать с Фредди Меркьюри. Русской вокальной иконе якшаться с шоу-бизнесом негоже.

Показательно, что срыв наступил на первом серьезном оперном ангажементе Хворостовского в России за долгие годы. Не в компании профессионально полупригодного «Камерного оркестра России» Константина Орбеляна, а с лучшим оркестром и под управлением лучшего дирижера страны. Нужно очень постараться, чтобы забыть ту единственную верхнюю ноту, которую Хворостовский взял в первой арии Демона в минувший понедельник в Мариинке-3. Это был звук лопнувшей струны из чеховского «Вишневого сада», замирающая и печальная квинтэссенция лопнувших надежд.