Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

"Телевизионная борьба с собственным населением"

Парад

благородства достойных людей, выступивших в защиту поэта-сатирика Емелина, кажется мне несколько преждевременным, так как никакой реальной опасности, сколько можно судить из сообщений СМИ, покуда сатирику не грозит (дело не заведено). Но нельзя отрицать потенциального воспитательного значения благородных жестов корпоративной солидарности для человека, построившего все свое литературное поведение на демонстрации враждебности к этой самой корпорации.

Будем, разумеется, надеяться, что ситуация, когда сатирик будет реально нуждаться в защите, не сложится.

Несколько соображений

по поводу прошедшего Книжного фестиваля. На котором я, к сожалению, не был.

1. Смысловой механизм русской культуры, если угодно, таков, что, очевидно, фестиваль этот останется в культурной памяти как тот, где подонок со славной когда-то русской фамилией избил Кирилла Медведева. Поломать этот механизм покамест не удалось никому.

2. Борису Куприянову (безупречно ведшему себя во время драки, судя по видео) и Грише Охотину хочу заметить: невозможно строить завязанные на живой, очной коммуникации мероприятия по модели книжной торговли. Да, модель Фаланстера, где соседствуют издания "Европы" и "Нового издательства", "Гилеи" и "Даля", есть, по-видимому, единственно эффективная модель книжной лавки. Но сведение в одном (культурном) пространстве представителей взаимоисключающих идеологий, сведение, игнорирующее реальное социальное положение институций, эти идеологии представляющих, - в сегодняшней Москве чревато насилием. И идейная "широта" устроителей, гостеприимно зовущих к себе активистов "Вперед" и работников Либерти.ру - на деле выглядит досадной неразборчивостью. Есть зоны - и культура, как и политика, среди них - где сегодня (как впрочем, и всегда) необходима не аккумуляция, но селекция. В ситуации осознанного выбора свобода слова обеспечивает свободу мысли, в ситуации нарочитой и благодушно-наивной неразборчивости - свободу насилия.

Джон Донн и Тургенев у Бродского: очень смешно

У Тургенева в романе «НОВЬ» есть стихотворение:

Все, все по-прежнему... И только лишь в одном
Европу, Азию, весь свет мы перегнали...
Нет! Никогда еще таким ужасным сном
Мои любезные соотчичи не спали!

Все спит кругом: везде, в деревнях, в городах,
В телегах, на санях, днем, ночью, сидя, стоя...
Купец, чиновник спит; спит сторож на часах,
- Под снежным холодом и на припеке зноя!

- И подсудимый спит, и дрыхнет судия;
Мертво спят мужики: жнут, пашут - спят; молотят -
Спят тоже; спит отец, спит мать, спит вся семья..
Все спят! Спит тот, кто бьет, и тот, кого колотят!

Один царев кабак - тот не смыкает глаз;
И, штоф с очищенной всей пятерней сжимая,
Лбом в полюс упершись, а пятками в Кавказ,
Спит непробудным сном отчизна, Русь святая!
http://turgenev.lit-info.ru/turgenev/proza/nov/nov-11.htm

Сравните с «Большой элегией Джону Донну»
http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=7429

Наблюдение Давида Эйдельмана

http://community.livejournal.com/brodsky/301036.html?view=2673132&style=mine#t2673132

Илья Кукулин по известному поводу

OPENSPACE.RU
МНЕНИЕ
Форматирование доверияФорматирование доверия

И поклонники, и оппоненты Верочки сочли, что присуждение премии «Неформат» есть заявка на передел литературного поля, а цели у этого грядущего передела будут откровенно популистскими

Дальше ›

все материалы рубрики



Присуждение премии «Неформат» Вере Полозковой указывает не столько на конкретные качества поэзии Полозковой, сколько на то, что хотел бы видеть нынешний истеблишмент в ее творчестве и в современной поэзии вообще. Коллективный эскапизм. Окукливание маленького кружка или даже большой группы людей (возможно, знакомых только по интернету) в общем коконе уютных переживаний: стихи становятся «паролем» для этих переживаний, ничем больше. И чтобы все это воспринималось как альтернатива отвратительной действительности, в которой есть — ужас! кошмар! — деньги, политика, экономика, различие между разными общественными группами и хоть и туманные, но перспективы солидарности, которая может быть основана только на понимании этих различий и диалоге между носителями разных позиций. Иными словами, нужно, чтобы критическая рефлексия, которая интенсивно развивается именно в современной русской поэзии — и становится инструментом ее обновления, в равной мере художественного и социального, — не воспринималась как реальная альтернатива современному состоянию общества.

Из портфеля "Критической Массы", 4: Леонид Шваб об Александре Шарыпове

В последнем, невышедшем, номере "КМ" я планировал дать подборку об Александре Шарыпове (1959-1997), замечательном прозаике, авторе одного знаменитого текста - рассказа "Клопы", который теперь исполняет, например, А. Гордон.

Леонид Шваб написал небольшой текст о нем.

В приложении - рассказ Шарыпова из книги "Убийство Коха", выпущенной во Владимире в 2001 году тиражом 500 экз.

Однажды зимой или летом
Леонид Шваб / Иерусалим

Мы родились с ним в один день. Выяснилось это случайно, в беседе, и я, человек недоверчивый, попросил показать паспорт. Документ был предъявлен незамедлительно, и я прочитал вслух: «24 ноября 1959 г.». Саша был старше меня на два года.
Позже, он не без удовольствия сообщал мне, что в тот же день родились Спиноза, Альфред Шнитке и другие замечательные люди.

В зимний воскресный день (какой это был год? 86-й, 87-й? да и зимой ли?) я трясся в пригородном автобусе. Я ехал к Саше без приглашения. Накануне мы обменялись рукописями. Мы были серьезны, знакомиться так знакомиться.
Collapse )