Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

"Телевизионная борьба с собственным населением"

Парад

благородства достойных людей, выступивших в защиту поэта-сатирика Емелина, кажется мне несколько преждевременным, так как никакой реальной опасности, сколько можно судить из сообщений СМИ, покуда сатирику не грозит (дело не заведено). Но нельзя отрицать потенциального воспитательного значения благородных жестов корпоративной солидарности для человека, построившего все свое литературное поведение на демонстрации враждебности к этой самой корпорации.

Будем, разумеется, надеяться, что ситуация, когда сатирик будет реально нуждаться в защите, не сложится.

Несколько соображений

по поводу прошедшего Книжного фестиваля. На котором я, к сожалению, не был.

1. Смысловой механизм русской культуры, если угодно, таков, что, очевидно, фестиваль этот останется в культурной памяти как тот, где подонок со славной когда-то русской фамилией избил Кирилла Медведева. Поломать этот механизм покамест не удалось никому.

2. Борису Куприянову (безупречно ведшему себя во время драки, судя по видео) и Грише Охотину хочу заметить: невозможно строить завязанные на живой, очной коммуникации мероприятия по модели книжной торговли. Да, модель Фаланстера, где соседствуют издания "Европы" и "Нового издательства", "Гилеи" и "Даля", есть, по-видимому, единственно эффективная модель книжной лавки. Но сведение в одном (культурном) пространстве представителей взаимоисключающих идеологий, сведение, игнорирующее реальное социальное положение институций, эти идеологии представляющих, - в сегодняшней Москве чревато насилием. И идейная "широта" устроителей, гостеприимно зовущих к себе активистов "Вперед" и работников Либерти.ру - на деле выглядит досадной неразборчивостью. Есть зоны - и культура, как и политика, среди них - где сегодня (как впрочем, и всегда) необходима не аккумуляция, но селекция. В ситуации осознанного выбора свобода слова обеспечивает свободу мысли, в ситуации нарочитой и благодушно-наивной неразборчивости - свободу насилия.

Джон Донн и Тургенев у Бродского: очень смешно

У Тургенева в романе «НОВЬ» есть стихотворение:

Все, все по-прежнему... И только лишь в одном
Европу, Азию, весь свет мы перегнали...
Нет! Никогда еще таким ужасным сном
Мои любезные соотчичи не спали!

Все спит кругом: везде, в деревнях, в городах,
В телегах, на санях, днем, ночью, сидя, стоя...
Купец, чиновник спит; спит сторож на часах,
- Под снежным холодом и на припеке зноя!

- И подсудимый спит, и дрыхнет судия;
Мертво спят мужики: жнут, пашут - спят; молотят -
Спят тоже; спит отец, спит мать, спит вся семья..
Все спят! Спит тот, кто бьет, и тот, кого колотят!

Один царев кабак - тот не смыкает глаз;
И, штоф с очищенной всей пятерней сжимая,
Лбом в полюс упершись, а пятками в Кавказ,
Спит непробудным сном отчизна, Русь святая!
http://turgenev.lit-info.ru/turgenev/proza/nov/nov-11.htm

Сравните с «Большой элегией Джону Донну»
http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=7429

Наблюдение Давида Эйдельмана

http://community.livejournal.com/brodsky/301036.html?view=2673132&style=mine#t2673132

(no subject)


Последние карьерные шаги Хворостовского свидетельствуют об очевидной социальной и художественной дезориентации. Так бывает, когда часто приходиться менять далекие часовые (а в случае Хворостовского — еще и ментальные) пояса. Вдобавок ко всему — то ли возрастные, то ли психологические проблемы с голосом. Недавний кроссовер-проект с Игорем Крутым — заведомо провальная, с точки зрения имиджа, попытка сыграть по правилам западной оперы в России. Анне Софи фон Оттер дозволительно перепевать песни ABBA, а Лучано Паваротти — выступать с Фредди Меркьюри. Русской вокальной иконе якшаться с шоу-бизнесом негоже.

Показательно, что срыв наступил на первом серьезном оперном ангажементе Хворостовского в России за долгие годы. Не в компании профессионально полупригодного «Камерного оркестра России» Константина Орбеляна, а с лучшим оркестром и под управлением лучшего дирижера страны. Нужно очень постараться, чтобы забыть ту единственную верхнюю ноту, которую Хворостовский взял в первой арии Демона в минувший понедельник в Мариинке-3. Это был звук лопнувшей струны из чеховского «Вишневого сада», замирающая и печальная квинтэссенция лопнувших надежд.